Сахра Карими: «Афганскому кинематографу необходимы частные инвестиции»

(6 августа 2019) Недавно афганская сценаристка и режиссер Сахра Карими стала первой в истории женщиной, избранной генеральным директором госкинокомпании «Афганфильм». Назначение госпожи Карими на эту должность было с одобрением встречено как внутри страны, так и за ее пределами.

За долгие годы гражданской войны и кризиса деятельность кинокомпании «Афганфильм» пришла в полный упадок, но назначение нового руководителя подарило стране надежду на возрождение афганского кино. В нижеприведенном интервью порталу «Афганистан.Ру» Сахра Карими рассказала о проблемах афганского кино, своих задачах на посту генерального директора и планах развития национального кинематографа.

sahra560

Афганистан.Ру: Госпожа Карими, недавно Вы были избраны генеральным директором кинокомпании «Афганфильм». Как Вам удалось получить этот пост?

С.К.: Взяться за эту работу меня заставила бедственная ситуация кинокомпании. В прошлом году я снимала полнометражный фильм под названием «Хава, Марьям и Айша». Хотя я была независимым продюсером и режиссером картины, мне понадобились специальные возможности, такие, как освещение. Когда я обратилась за помощью к «Афганфильму», кинокомпания заключила со мной коммерческий договор и потребовала с меня 2 тысячи долларов за постановку света. При этом меня неоднократно штрафовали. Было много и других проблем. Афганский кинематограф в целом находится в весьма тяжелой ситуации. После завершения работы над фильмом мне потребовалось целых два года на то, чтобы запустить в производство новую кинокартину. Я решила, что спасти «Афганфильм» может только человек, который сам является создателем фильмов и знаком с проблемами в этой области. За место руководителя «Афганфильма» была конкуренция. Был объявлен конкурс. Я смогла занять эту должность на конкурсной основе, получив самый высокий балл по результатам голосования.

Афганистан.Ру: Какими способами Вы собираетесь возрождать «Афганфильм»?

С.К.: У кинокомпании очень много проблем. «Афганфильм» должен стать организацией, специализирующейся на кинопроизводстве. За последние несколько лет на «Афганфильме» не было снято ни одного фильма. Кинокомпания должна обеспечивать условия для производства фильмов и предоставлять льготы создателям кинопродукции. За последние годы «Афганфильм» превратился в обычную административную бюрократическую контору, которая не в состоянии наладить даже нормального кинопроизводства.

Прежде всего, необходимо полностью изменить организационную структуру «Афганфильма». Знатоки своего дела должны остаться, а непрофессионалам следует уйти, уступив свои места профессиональным сотрудникам. Во-вторых, нужно определить бюджет и приступить к созданию фильмов.
Для того, чтобы кинематографисты могли создавать свои картины, нам нужно привлекать инвестиции. Мы должны развивать свой кинематограф, чтобы люди шли в кино и смотрели фильмы об Афганистане. Важнее всего добиться, чтобы «Афганфильм» завоевал сердца зрителей. Надо работать и отображать историю и современную жизнь этой страны во всех жанрах – художественном, анимационном и документальном, как в полнометражном, так и в короткометражном формате.

Афганистан.Ру: Ваше избрание на должность генерального директора «Афганфильма» было с одобрением встречено внутри страны и за рубежом. Как Вы думаете, сможете ли Вы оправдать возлагаемые на Вас надежды?

С.К.: Ожидания либо сбудутся, либо нет. Но я приложу все ресурсы, старания и усилия для того, чтобы оправдать эти надежды. Люди, которые стоят во главе ведомств, принимающих решения, таких, как министерство информации и культуры, Управление делами, Архив президентского дворца и другие структуры, поприветствовали мое назначение и сотрудничают со мной. ¬

Афганистан.Ру: Очевидно, что за 40 лет войны и насилия «Афганфильм» превратился в неработоспособное и изолированное от государственной системы учреждение. Как Вы оцениваете возможности «Афганфильма» после нескольких дней работы во главе этой организации?

С.К.: Это правда. Деятельность данного учреждения годами находилась в застое. Моя оценка такова: нам надо работать. За те несколько дней, что я проработала в «Афганфильме», у меня едва находилось время на то, чтобы сходить в душ. Наряду с решением административных вопросов, я пытаюсь получить бюджетные средства для нескольких фильмов. Это очень утомительно. Никто не хочет работать. Бывшая дирекция также не слишком заботилась о работе кинокомпании. Но меня вдохновляет то, что человек должен уметь бороться.

Афганистан.Ру: Безусловно, для развития современного кинематографа требуются большие деньги и возможности. Как Вы думаете, сможет ли правительство выделить необходимые бюджетные средства для эффективной работы «Афганфильма»?

С.К.: В других странах финансированием кинематографа также занимается не только государство. Правительство берет на себя часть ответственности и выделяет бюджетные средства, но, большую часть расходов несет частный сектор и кинематографические организации, которые в состоянии инвестировать в культуру. Правительство не может справиться с этим делом в одиночку.

Бюджет стандартного фильма составляет от одного до трех миллионов долларов. Если мы хотим ежегодно снимать несколько фильмов, нам нужно более 50 миллионов долларов. Поэтому свой вклад в кинематограф должен внести частный сектор и бизнесмены. Кинотеатры должны превратиться в коммерческие предприятия. При этом кино должно быть художественным и серьезным, а не только развлекательным процессом. Однако не следует забывать и о коммерческой стороне кинематографа. Для этого нужна реклама и публичные обсуждения. Это не так просто. Не все идеи, которые приходят нам в голову, обязательно будут осуществлены.

Афганистан.Ру: В первые десятилетия существования компании афганский кинематограф был успешной отраслью культуры. Сохранились ли в архиве «Афганфильма» прежние фильмы, или они были уничтожены за годы войны?

С.К.: Несколько дней назад я побывала в архиве «Афганфильма» в президентском дворце Арг. Ходили слухи о том, что архив «Афганфильма» разграблен и продан. Это неправда. Архивные фильмы систематически оцифровывают. В архиве «Афганфильма» хранятся сотни отечественных и иностранных фильмов. Перевод архива в президентский дворец было лучшим решением, поскольку здание «Афганфильма» находится в весьма плачевном состоянии. Однако хозяином киноархива по-прежнему остается «Афганфильм». Мы отдали архив на хранение в президентский дворец, где он и будет находиться до тех пор, пока положение дел в «Афганфильме» не изменится. Нам нужно реконструировать здание киностудии. Когда все наладится, мы сможем вернуть архив «Афганфильма» на место.

Афганистан.Ру: В прошлом киностудия «Афганфильм» сотрудничала со странами региона, особенно с государствами Центральной Азии и Россией. Планируете ли Вы возродить прежние связи с российскими и центральноазиатскими кинематографистами?

С.К.: Да, мы должны сотрудничать со странами региона. Нам нужно при любых условиях показывать свои фильмы в региональных государствах и демонстрировать художественные произведения и кинофильмы этих стран в Афганистане, чтобы люди могли знакомиться с культурами других народов. Так мы сможем лучше взаимодействовать и понимать друг друга.

Афганистан.Ру: Как писатель и деятель искусства, что Вы думаете о нынешних мирных переговорах с движением «Талибан» (запрещено в России)?

С.К.: Нынешнее примирение – это печальное продолжение бывшей и следующей войны. Это перемирие между двумя войнами. Нам необходима стабильность, но не любой ценой. Подозреваю, что это примирение затеяно ради того, чтобы выплатить дань талибам. Примирением называют официальное признание «Талибана». Как можно примириться с людьми, которые ни во что не ставят детей и женщин? Талибы ни во что не верят. Заключать мир с ними бесполезно.

Афганистан.Ру: Вы считаете, что после достижения соглашения о мире с талибами в Афганистане будут ограничены социальные и гражданские свободы и в стране снова воцарятся порядки двадцатилетней давности?

С.К.: Я так не думаю. Мы 18 лет воевали и боролись за то, чтобы жизнь стала лучше. Примирение должно принести безопасность и спокойствие, а не уничтожение достижений, за которые мы столько лет боролись. За эти 18 лет мы понесли немало жертв, немало наших молодых людей, женщин и солдат полегли на фронтах войны и в тылу. Мы не желаем такого мира, который ограничит наши достижения. Молодое поколение Афганистана не настолько пассивно, чтобы его можно было ограничить.

Афганистан.Ру: Каким Вам видится будущее афганских женщин? Вы удовлетворены тем, какое место сейчас занимают женщины Афганистана в государственных учреждениях и в общественно-политической жизни страны?

С.К.: Наши женщины добились значительных достижений. Сегодня они присутствуют в СМИ и правительстве, участвуют в культурной и общественной деятельности. Но нужно сделать так, чтобы это положение стало официально зафиксированным, а не временным явлением. Женщины должны бороться за это. Это право не достанется даром – за него надо сражаться. Я думаю, что, если нынешнее положение афганских женщин не будет принесено в жертву политическим обстоятельствам, сильные и талантливые женщины Афганистана смогут самым ярким образом проявить себя в различных сферах.

Афганистан.Ру

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch