«Мы, афганцы, не можем жить без дискуссий». Интервью с председателем РО «Единство Афганистана» в Татарстане Шарифом Мухаммадом Асефи

В каком бы уголке земного шара афганцы не находились, они всегда отстаивают интересы России! Так утверждает Шариф Мухаммад Асефи — председатель региональной организации «Единство Афганистана РТ» , доктор юридических наук, автор учебного пособия «Основы исламского права» и 300 научных статей.

- Шариф, в отличие от других тюркских народов, проживающих в Татарстане, в этом году афганцы отметили Навруз не только с песнями и танцами, а провели серьезный научный форум по теме. С чем это связано?

- Совершенно верно! 21 марта в Доме дружбы народов Татарстана состоялся круглый стол «Афганистан в системе культур и цивилизаций Востока и Запада», приуроченный к празднованию Навруза. В научном форуме приняли участие ученые, преподаватели и студенты КФУ, КНИТУ/КХТИ, КГАСУ, Юридического института МВД РФ Казани и другие. Такое мероприятие лишний раз подтверждает, что мы, афганцы, не можем жить без дискуссий, без обсуждения серьезных проблем. Как ведущий круглого стола я задался вопросом: «Почему Афганистан находится в центре внимания мировой политики, мирового сообщества?» и тут же дал подробный ответ: «Афганистан – это многовековая история, это перепутье между Востоком и Западом. Это древний центр торговли и миграции и один из древних очагов цивилизации».

- Шариф, как же Вы оказались в Татарстане, в Казани?

- Ветры революционных перемен, — тяжело вздыхает собеседник. – Начну с того, что я родился в большой семье Асефи, у меня восемь братьев и сестер. В Кабуле мы жили дружно все вместе в одном доме. Мой отец Мухаммад Асефи был видным военачальником, дослужился до звания полковника, был уважаемым человеком.

- Вы жили в Демократической Республике Афганистан?

- Да, так с 1978 года стала называться наша страна. Отец, а потом и мы, дети, стали членами Народно-демократической партии Афганистана. Наша партия следовала идеям Коммунистической партии Советского союза. По этой причине мы стали преданы идеям Советского Союза, все хотели учиться в СССР.

- Известно, что в 1992 году повстанцы вошли в Кабул, и Демократическая Республика Афганистан прекратила свое существование.

- О чем речь! Захватившие власть моджахеды, а потом и талибы стали преследовать всех, кто был у власти, работал в различных госструктурах. Многих успели убить. Кто успел, бежали в разные страны…

- И где оказалась Ваша семья?

- Мой отец Мухаммад Асефи с сестрой Заргуной и ее семьей, братом Ахтаром вынуждены были уехать в Норвегию как беженцы, пострадавшие от политического режима. Брат Насир со своей семьей оказался в Голландии (кстати, он и его жена закончили Ташкенский медицинский институт с красными дипломами), сестра Лайла — в Канаде, все работают по своей специальности.

В России, а именно в Казани, в момент революционных перемен оказался я и два моих брата Шафур и Фереидун. В дальнейшем к нам также приехала наша мама.

- Чем Вы на тот момент занимались в Казани?

- На родине я получил два высших образования, преподавал уголовное право в Академии полиции Афганистана и в Высшем военно-политическом университете Афганистана. А в Казань приехал, как сейчас помню, 26 сентября 1988 года. Причем, целенаправленно, чтобы защитить докторскую диссертацию на юридическом факультете Казанского университета. Для меня почетно было учиться там, где учился вождь мирового пролетариата Владимир Ленин.

- Братья тоже были с Вами?

- Нет, в это время Фереидун получил диплом юриста-международника и дипломата в Институте международных отношений в Киеве, и начал работать в Академии наук Украинской ССР. Но я позвал брата в Казань. В это время как раз на кафедре уголовного права юрфака КГУ обсуждали проект нового Уголовного кодекса СССР, и заведующий кафедрой Виктор Павлович Малков дал мне один экземпляр: ему было интересно, какие предложения может внести молодой преподаватель из другой страны. Все бы ничего, но русский язык я тогда очень плохо знал! И помог мне, конечно, брат Фереидун: сначала перевел для меня проект, а потом уже для комиссии — мои идеи, предложения.

- А третий брат Шафур? Когда он приехал в Казань?

- В 1990 году он поступил на факультет иностранных языков пединститута, затем перевелся на юрфак Института социально-гуманитарных знаний. Так сложилось, что именно когда мы, три брата, были в Казани, власть на родине захватили моджахеды, вернуться в Афганистан мы уже не могли.

- И больше не было такой возможности?

- А как вернуться, если у руля государства оказались те, кто против нас, работавших в госструктурах до военного переворота? К тому же в Афганистане беспрерывная война, остались в основном деревенские жители: малограмотные, простые, доверчивые. Они согласны с любыми действиями правительства Исламской Республики Афганистан, за которыми стоят американские продуманные акты.

- Вы считаете Татарстан своей второй родиной?

- Конечно! Ведь как другие беженцы-афганцы я мог давно уехать в Германию, Данию, Норвегию и другие страны. Но именно здесь мне нравится! Я влюбился в СССР, а потом и в Россию! Могу сказать, что вся моя афганская семья предана вашей стране, вашим ценностям.

- Когда и почему Вы возглавили Региональную общественную организацию «Единство Афганистана» РТ? Какие задачи тогда стояли перед Вами?

- В 2000 году я как учредитель официально зарегистрировал организацию «Единство Афганистана». Согласно нашему уставу мы нацелены на укрепление дружеских связей между народами Татарстана и Афганистана.

А пока не было этой организации, мы, оставшиеся в России после учебы в советских вузах афганцы, собирались вместе: соблюдали свои традиции и обычаи, устраивали диспуты, по необходимости помогали друг другу.

- Что актуально для афганцев Татарстана сейчас?

- Собираемся, когда радостные и нерадостные события.

- Что Вы можете сказать по поводу национальной политики Татарстана?

- Этому вопросу уделяется большое внимание со стороны органов государственной власти. «Фундамент» заложил Первый Президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Именно он сделал все возможное, чтобы представители разных народов чувствовали себя в республике комфортно, как дома.

- На Ваш взгляд, есть ли секрет татарстанской стабильности?

- Крепкие межэтнические отношения здесь стали формироваться за счет того, что Казань – большой студенческий город (а таких в мире немного). С давних времен здесь привыкли, что бок о бок живут разные студенты – представители разных национальностей всего мира. Их разнообразие никого не удивляет, они не чужие!

- Шариф, где и как Вы живете в Казани?

- Знаете, в Афганистане принято, чтобы вся родня жила под одной крышей. Поэтому мы, трое братьев, построили в Казани дом для наших семей. Я с женой живу как в этом доме, так и в своей квартире, которая в пятнадцати минутах ходьбы. Также мы перевезли в Казань из Норвегии папу, ведь у нас в Афганистане говорят: «Рай находится под ногами родителей». К сожалению, папы уже нет с нами.

- По образованию Вы юрист, чем сейчас занимаетесь?

- У меня много разной юридической работы. Еще помогаю братьям в их предпринимательской деятельности.

- Ваша жена — татарка, что помогает налаживать межнациональные отношения в семье?

- Знания и только знания! Ведь если человек образован, то он всегда найдет наилучший выход из той или иной жизненной ситуации.

- У Вас есть любимое афганское изречение?

- Знаете, я изучал пословицы разных народов, и пришел к выводу, что по сути они говорят об одном и том же. Например, афганская пословица «Дальше идешь — правильно идешь» созвучна с русской «Тише едешь — дальше будешь».

Фарида СУЛЕЙМАНОВА

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch