Три поколения афганской семьи Асефи — под одной казанской крышей

(9 июля 2015)Когда переступаешь порог большого двухэтажного дома Асефи в Казани, не покидает ощущение, что это территория Афганистана.

В доме 12 человек, все говорят на пушту и фарси. На стене — ковер с изображением карты со всеми провинциями Афганистана. На полу тоже ковер, афганский, невероятных размеров и в традиционном орнаменте. Звучит народная музыка. По телевизору вещает один из афганских каналов. Женщины и девочки одеты в пестрые шаровары и длинные платья.
- Давайте пить чай, — приветливая улыбчивая хозяйка, подбирая нужные русские слова, сразу же приглашает к столу, который по нашим меркам просто громадный — рассчитан на 12 человек.
- Но нам и здесь бывает тесно, — разводит руками Шафур Асефи, — когда в гости приезжают брат из Голландии, сестра из Канады, брат и сестра из Норвегии, да не одни, а с семьями. А здесь, в казанском доме, тоже семьями живем мы, три брата и сестра, а также наши мама и папа.

семья

Как родина оказалась мачехой

В семье Асефи — восемь детей, в Кабуле они проживали в доме с 12 комнатами и с прилегающей территорией 100 соток. У них были дома в других афганских городах — Джелалабаде и Лагмане. Иначе и быть не могло: глава семьи — Мухаммад Асефи — видный военачальник, дослужился до звания полковника, был уважаемым человеком. Всем детям дал хорошее образование.
- С 1978 года мы жили в Демократической Республике Афганистан, наш отец, а потом и мы, дети, стали членами Народно-демократической партии Афганистана, — рассказывает Шариф Асефи. — Наша партия следовала идеям вашей Коммунистической партии. По этой причине мы были преданы идеям Советского Союза, все хотели здесь учиться.

- Но в 1992 году повстанцы вошли в Кабул, и Демократическая Республика Афганистан прекратила свое существование, — продолжает уже Шафур. — Захватившие власть моджахеды, а потом и талибы стали преследовать всех, кто был у власти, работал в различных госструктурах. Многих убили. Кто успел, бежали в разные страны…
Ветер революционных перемен разбросал афганскую семью Асефи по всему миру. Военачальник Мухаммад Асефи вместе с супругой, дочерью Заргуной и сыном Ахтаром вынуждены были уехать в Норвегию как беженцы, пострадавшие от политического режима. Сын Насер оказался в Голландии, дочь Лейла — в Канаде. В России, а именно в Казани, в момент революционных перемен оказались три брата Асефи — Шафур, Шариф, Фереидун.

Три брата в Казани

Шариф Асефи пошел по юридической стезе: получив два высших образования, преподавал уголовное право в Академии полиции Афганистана и в Высшем военном университете Афганистана.
- Я приехал в Казань, как сейчас помню, 24 сентября 1986 года, — загибает пальцы Шариф. — Приехал целенаправленно, чтобы защитить докторскую диссертацию на юрфаке Казанского университета. Для меня почетно было учиться там, где учился вождь мирового пролетариата Владимир Ленин.

В это время брат Шарифа — Фереидун получал знания в Институте международных отношений в Киеве. Получив диплом юриста-международника и дипломата, он начал работать в Академии наук Украинской ССР. Но брат позвал его в Казань.
- Когда Фереидун приехал, на кафедре уголовного права обсуждали проект нового Уголовного кодекса СССР, — вспоминает Шариф, — и заведующий кафедрой Виктор Малков дал мне один экземпляр: ему было интересно, какие предложения может внести молодой преподаватель из другой страны. Все бы ничего, но русский язык я тогда очень плохо знал. И помог мне, конечно, брат: сначала перевел для меня проект, а потом уже для комиссии — мои идеи, предложения.
Шестилетняя Мухрия — пока самая младшая Асефи в Казани

В 1990 году в Казань приехал учиться третий брат Асефи — Шафур. Он поступил на инфак пединститута, затем перевелся на юрфак Института социально-гуманитарных знаний.
- Так сложилось, что именно когда мы были в Казани, власть захватили моджахеды, вернуться на родину мы уже не могли, — разводит руками Шафур. — Волею судьбы остались в Татарстане.
Сейчас на родине, как объясняют братья Асефи, остались в основном деревенские жители: малограмотные, простые, доверчивые. Они согласны с любыми действиями правительства Исламской Республики Афганистан, за которыми стоят, по мнению братьев, американские продуманные действия.

Афганский дом — семейная крепость

В Афганистане принято жить с родителями в одном доме. Шафур уточняет, что чем больше семья — тем лучше. Так, у их одного двоюродного брата в Афганистане под одной крышей — 23 брата и сестры! Так что по афганским меркам казанцы Асефи немногочисленны: все семьи живут в одном доме, но своих комнатах, общими являются малый и большой залы, кухня, санузлы.
У Фереидуна — красавица жена Фарзана. Она тоже из интеллигентной семьи, пострадавшей от повстанцев. Ее брат Хаджи Абдулгафур — генерал армии Афганистана, сотрудник центрального аппарата Министерства обороны Демократической Республики Афганистан долгие годы сотрудничал с Министерством обороны СССР, за выдающиеся заслуги ему присвоили звание почетного академика Академии наук РФ. Поэтому когда ДРА канула в Лету, правительство России предложило Хаджи Абдулгафуру политическое убежище, российское гражданство и жилье в Перми. Согласившись, он взял с собой близких и родственников, в их числе Фарзану. Ее свадьбу с Фереидуном справляли в Казани, в самом большом на то время ресторане «Акчаралак», собралось, как и положено в Афганистане, 320 гостей из Сирии, Йемена, Таджикистана…

У Шафура жена Бахтмила тоже восточная красавица и тоже из семьи потерпевших, ее отец был известным военачальником в Демократической Республике Афганистан. Во время печальных событий их семья перебралась в Пакистан, потом вернулась на родину. Шариф с женой живут как в этом доме, так и в своей квартире, которая в пятнадцати минутах ходьбы. Недавно переехавшая в Казань сестра Торпекай также живет на два дома.

- Год назад мы перевезли в Казань из Норвегии наших пожилых папу и маму, думаем, здесь, в нашем окружении, им будет лучше, — констатирует Шариф.
- У нас в Афганистане говорят: «Рай находится под ногами родителей», — продолжает Шафур. — Поэтому мы делаем все, чтобы папе и маме у нас было уютно, комфортно.

Когда мы разговариваем, с чувством собственного достоинства в большой зал входит Дайра — мама братьев и сестер Асефи. На ней афганские шаровары и платье, голову покрывает белый шарф. В манерах и по разговору чувствуется не наигранная интеллигентность. Судя по поведению домашних, Дайра — второй после отца человек в доме. К ее мнению прислушиваются, ей во всем хотят угодить.

Особенно стараются хозяйки большого дома – Бахтмила, Торпекай и Фарзана. Последняя преподает в воскресной школе Казани, а Бахтмила всегда на кухне. Женщины не только занимаются домашним хозяйством, на их хрупких плечах огород, разбитый вокруг дома. До поздней осени они снимают урожай редиски, кинзы, петрушки, укропа.
- Мы, три брата, большую часть времени проводим на работе, — сообщает Шафур, — у нас общий бизнес по оптовым закупкам канцелярских товаров. Правда, Шариф много времени отдавал преподаванию юридических наук, четыре года назад написал учебное пособие «Основы исламского права». Еще он у нас бессменный руководитель региональной общественной организации «Единство Афганистана» Республики Татарстан.

Уникальная афганская гармония

- Афганцы — очень музыкальный народ, ни одно застолье не обходится без песен и танцев, — улыбается Шафур, демонстрируя свои национальные инструменты.
Рохбаб — старинный струнный инструмент грушевидной формы. Табле — небольшие барабаны, сделанные из дерева и сверху обтянутые тонкой козьей кожей. Есть армония, она напоминает наш аккордеон, только для игры инструмент ставят на стол.
- Когда Шафур еще учился в шестом классе, он нас просил купить ему армонию, очень хотел на ней играть, — в разговор вступает Дайра. — Мы с отцом пошли ему навстречу, и он сразу стал заниматься на курсах.
- Я был поражен, что тогда пришли учиться играть 150 кабульцев, — разводит руки Шафур. — И у каждого — своя армония! Я учился год, но все равно считаю себя любителем. А табле осваивал уже сам…

С недавних пор Шафур играет на инструментах не один, можно сказать, что неожиданным образом образовался семейный ансамбль. На табле запросто стал отбивать дробь восьмилетний Юсуф — сын Фереидуна и Фарзаны. А афганские танцы словно играючи начали исполнять дочь Шафура и Бахтмилы — восьмилетняя Мина и дочь Фереидуна и Фарзаны — шестилетняя Мухрия.

На праздничном концерте, который проходил 30 августа этого года на Булаке, Шафур играл и пел, а Юсуф, Мина и Мухрия танцевали афганские танцы.

- Мы покрасили руки Мины и Мухрии хной — так девочки и женщины украшают себя у нас, в Афганистане, во время праздников, — говорит Фарзана. — Это неожиданно заметил Председатель Госсовета республики, Председатель Совета Ассамблеи народов Татарстана Фарид Мухаметшин, и он поднял Мухрию себе на плечи, сфотографировался с ней. Нас это приятно удивило…

Зрителей же удивило, что дети, которые так гармонично выступали с Шафуром, оказались не его детьми, а племянниками. Исключение составила только дочь Мина. Но когда с этими детьми общается другой брат Шариф, тоже хочется сказать, что это его дети. К примеру, он искренне интересуется успехами Юсуфа на тренировках в футбольном клубе «Рубин». Фарзана и Бахтмила одинаково внимательно относятся как к своим детям, так и к племянникам. Иногда трудно понять, кто здесь чей сын или дочь. Словом, Асефи в Казани живут большой дружной семьей, как принято в Афганистане.

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch